А почему Яшин все время оправдывается, что не убивал Бориса Немцова?

В ходе недавнего разговора на «Свободе» (под чудовищным названием «Кто убрал Немцова?») И.Яшин в очередной раз заявил, что он не убивал Бориса Немцова:
Доказывать..., что я не убил Немцова, мне кажется просто нелепым.

Collapse )

Открытое письмо защитникам клеветника, лжесвидетеля, предателя

Оригинал взят у aillarionov в Открытое письмо защитникам клеветника, лжесвидетеля, предателя
Е.Альбац, М.Аншакову, М.Бароновой, К.Боровому, А.Бородиной, Д.Гальперовичу, А.Колесникову, А.Кондаурову, А.Коху, Ф. Крашенинникову, О.Курносовой, Н.Митюшкиной, А.Морозову, Ж.Немцовой, К.Рогову, А.Рыклину, М.Слоним, К.Сонину, М.-Л.Тирмастэ, А.Черкасову, С.Шелину, М.Шнейдеру, Е.Шульман.

Collapse )

Комсорг и Шмайссер

Оригинал взят у lauretka в Комсорг и Шмайссер

Секретарь комсомольской организации Калашников Михаил - на фоне кульмана. На кульмане - чертежи дома. Что неудивительно - Калашников чертить НЕ умел, чертежи читать не умел. Образования не имел. Школу не закончил.

Калашников - семнадцатый ребёнок в многодетной крестьянской семье из глухой алтайской деревни, впервые паровоз увидел в 18 лет.
Потом он в госпитале прочитал книгу про историю стрелкового оружия и создал лучший в мире автомат - это Калашников сам пишет в своей автобиографии.
По удивительному совпадению в это время в Ижевске работало несколько сот лучших немецких оружейников во главе со знаменитейшим Хуго Шмайссером. Который до этого уже дважды совершал революцию в автоматическом оружии: создал MP-18 в первую мировую и Stg-44 во вторую мировую. И после их отъезда в Германию Калашников за 66 лет с 1947 по 2013 больше не создал ничего абсолютно: ни пистолета, ни ножа, ни винтовки, ни пушки.
Если взять любого известного оружейника, то сначала он длительно копит опыт и только к середине или концу жизни создает что-нибудь гениальное как, например, Шмайссер. У Калашникова наоборот - в начале карьеры очень хороший автомат, а потом, когда он уже поднакопил опыт, больше ничего. В 1947 году была его лебединая песня?
Шмайссер со всем своим конструкторским бюро были перевезены в Ижевск и работали там в лучших ГУЛАГовских традициях. И абсолютно ничего в результате не сделали. Но зато, был там секретарь комсомольской организации Миша Калашников, бывший необразованный крестьянин, который совершенно в одиночку создал чудо военной техники АК-47!(с)
Под катом
Письмо Хуго Шмайсера производителям Автомата Калашникова о мошенничестве

Collapse )

Глущенко: Пойти в ФСБ мне посоветовал Албин

В Следственном комитете на набережной реки Мойки 22 апреля в качестве свидетеля опросили генерального директора компании «Воин-В» Олега Глущенко.Как рассказал Глущенко «Фонтанке», решающую роль в том, что история строящегося квартала на Ульянке превратилась в уголовное дело о взятке, сыграл вице-губернатор Игорь Албин — именно он посоветовал строителю рассказать следователям о своей «работе» с депутатами ЗакСа.Можете пояснить, почему именно депутат Вячеслав Нотяг мог Вас спасти от градозащитников и как он воспрепятствовал стройке в Ульянке? Этой темой же ведь занимались и другие депутаты ЗакСа.

Смотреть

Первый день Командора (радио "Ала")

источник: http://www.bards.ru/press/press_show.php?id=2048
Приведенный ниже материал — это творчески переработанные Петром Трубецким выдержки из интервью с Гусаковым Сергеем Борисовичем (Командором) о том, как создавалась и работала радиостанция АЛА. Наверняка многие помнят эту станцию, круглосуточно передававшую в начале 90-х авторскую песню. Вот что сказал Дмитрий Соколов: "По просьбе Петра Трубецкого перечитал с удовольствием. Сомневаюсь пока только в дате 1991. Проверю по своим "Инф.бюллетеням".

В последние выходные сентября 1991 года мне вдруг звонит наш замечательный знакомый Леня Беленький и говорит:

— Вот, Сережа, у тебя фонотека большая?

Я говорю:

— Ну как — большая. Леня, ведь ты же знаешь, есть фонотеки больше моей в десятки раз, может быть в сотни.

Он говорит:

— Нет, но у тебя для...

Я ему:

— Ну, что ты хочешь?

— Вот у тебя есть там такие и такие авторы.

И называет такой средний стандартный список. Я говорю:

— Вот по таким и таким к Сереже Школьникову (мы с ним последние годы вместе работали и разделялись [...], все же охватить невозможно).

Он говорит:

— Меня интересует, что есть у тебя. То-то и то-то у тебя хорошо записано?

Я говорю:

— Если я называю каких-то авторов, то значит хорошо.

— Ты можешь, там, взять таких и таких авторов, вот, подъехать. — Hазывает адрес: на Пятницкую 25.

— Хорошо. А зачем?

Он говорит:

— Hу вот, понимаешь, сейчас вот нужно помочь, как бы создается одна такая инициатива (слова были именно такие, немножко несуразные).

— Так что нужно? Записи или я?

— Hу вот, ты приезжай и давай..., еще никто ничего не знает, но будет работать новая радиостанция, которая хочет самодеятельную песню давать в эфир.

Идея, о которой давно мечтали лучшие звукооператоры гэ Москва, и не только гэ Москва — всего мира. Замечательная инициатива, я не могу отказаться и, посовещавшись буквально несколько секунд со своим внутренним голосом, говорю Лене, что буду в три часа дня, как он просил, около входа, с паспортом, естественно. Ну и еду, взяв, там, Жукова,... — поглядел, что у меня получше записано из последних, Луф, поскольку я его обслуживал, Жуков Гена с Томской избы, поскольку незадолго до того запись была сделана.

И приезжаю. Ждем чуть ли не час перед входом, ждем господина. Попутно мне Беленький раскалывается, говорит:

— Вот, этот господин, Астаркин Лион Александрович, он и должен быть главным, вот мы его ждем.

Я говорю:

— Ну, знаешь,— говорю,— Леня, радиостанцию..., чего так срочно к трем часам, человека нет, вдруг с записями. Радиостанцию пока организуют — лет пять пройдет.

Он говорит:

— Нет, все уже сделано.

Эта фраза меня насторожила.

— Как все?

— Все! Все уже готово! Вот буквально можно выходить в эфир, только нужна фонотека.

— И на сколько часов в сутки планируется звучание?

— Круглые сутки.

— 8-( )!!!!

Через час приезжает Астаркин. Такой весь из себя чиновничий. Характерное овальное выражение лица, короткие волосы, могучий устремленный взгляд, как у биоробота, куда-то.

— Сергей Борисыч, очень приятно.

Пропуск; все сделано; мы в студии.

Захожу я в какую-то студию, вижу ряд вожделенных ЭСТЭЭМов. Хорошо мне так становится. Слышу звучание какой-то самодеятельной песни, я не помню, кто это был; просто-напросто, что-то звучит. Уже вовсю пишется, звук хороший такой. И вдруг вижу такая омая медведе-, или медвеженкоподобная фигура склонившись над ЭСТЭЭМом, ну, девочки-операторши суетятся местного розлива, и фигура такая знакомая — знакомая, со спины. Поднимается она от стула, поворачивается ко мне и говорит:

— И ты, Брут? Ты как здесь оказался?

А я ему встречный вопрос:

— А ты, Дима, что тут делаешь?

Это был Дима Волков. До того мы оба с ним обслуживали Беленького на слете "Бригантина" под Звенигородом в 1987 году. Выясняется, что Диму, как и меня, туда же. И вот Дима там сидит и уже переписывает. Я вижу, что дело зашло далеко, раз там Волков присутствует.

Опыта у меня тогда студийной работы серьезной не было. Какой бы ни был любитель дома, он впервые в жизни, фактически попадает в реальную, работающую, хорошо экипированную студию. О каком эфире может идти речь? Разобраться можно за тридцать минут сей работой, от какой кнопки что зависит, но, хотя бы тридцать минут нужно, что бы разобраться.

Но Дима со всем этим уже разобрался, Дима уже нажимает на кнопочки, говорит девочкам — это сюда, это сюда, в эту студию понесем это. Перед Димой куча катушек, блинов, точнее, фонотека Петрова. То есть, лежит часть его фонотеки, видимо, с подачи Беленького оказавшаяся там. Дима Волков сидел и перегонял ее (фонотеку) на студийную (технику). Он не просто перегонял, он выбирал, что можно дать в эфир. Это, конечно, кропотливая работа, нужно именно слушать всю эту вещь, потому что, если отвлекся на "трал" с кем-то, а в этот момент автор кашлянул, сказал — ой извините, я сначала начну, и вдруг в таком виде это и пойдет в эфир.

Надо сказать, что к тому времени я начал делать фирму по занятию наукой под землей, по экспериментам под землей, туризму международному. И тогда же шел ход документов, бумажная работа открытия фирмы.

Я подумал, что, ладно, радио важнее, пока отложу. Не дал ходу назад, но затормозил. Так как у меня в жизни было два главных дела, не считая прозы: подземля и КСПэшный звук, они на равных были, я подумал: "пока согласования пройдут, будет — не будет тут по крайней мере, я нужен сегодня здесь и сейчас". Потому я и был в эту субботу с трех часов дня; с четырех уже внутри здания.

Мы начали бегать, смотреть как перевести мои записи. Оказывается, что все, что мне было сказано по телефону Беленьким: "Привози, в каком бы формате они у тебя ни были сделаны. Все! Там есть все магнитофоны" — ерунда. В здании все есть, но чтобы до этого добраться, нужно подписать десяток бумажек, нужно поцеловать в задницу пяток начальников, после этого тебя введут в комнату, скажут: "Вот этот магнитофон стоит тут, а в понедельник придет звукооператор, который за него отвечает" (дело в субботу происходит). До понедельника прослушать мои записи нельзя.

Я посидел до вечера с Димой и с Астаркиным. Леня там был. Мы провели беседу совместно со слушанием этих записей, тех, которые Дима перегонял, Дима на несколько часов раньше меня оказался в этом здании. Еще это не была станция, еще шел разговор, какая будет станция, что вы хотите. Я чувствовал, что я хочу туда. Вдруг я, чуть ли не один раз в жизни понял, что рано мне говорить о том, что я хочу. Послушаю, что умные дяди скажут. Дяди говорят, что у них уже все куплено, все схвачено. Как выяснилось, не дяди, а дядя. Мы до часу ночи благополучно пробеседовали, когда Дима начал падать мордой на пульт и все мы окончательно отрубились, Астаркин не замечал усталости.

Дальше было следующее: мы спускаемся вниз, метро закрыто, в автобусы не содят. Астаркин делает свой жест, который потом стал достаточно ритуальным: он говорит: "Ну, у меня машина, шофер, я вас заброшу, кого куда". И в машине, (вот эта суббота закончилась, мы только говорили о том, какое должно быть вещание, сколько записей у меня, сколько у Димы) и вот в машине происходит такой диалог:

— Ну как Сережа — оборачиваясь назад с первого сидения говорит мне Астаркин — что вы об этом думаете?

— В принципе можно, но вы понимаете Лион Александрович, станции нужен редактор, который должен отвечать за подбор материала, за то, что будет в эфире.

Я поворачиваюсь к Диме, тут, может быть, я очень правильно поступил, и говорю ему:

— Дима, вот, ты хочешь быть редактором этой станции?

Волков, так вальяжно, делая вид, что он буквально весь перегнулся, говорит:

— Я! Ни за что!

Я говорю:

— Дима, а вот ты же звукооператор замечательный. Звукооператором?

— Ну разве что. С пленками возиться, готовить передачи к эфиру. Это я вполне. Отвечать ни за что не буду.

Я делаю паузу. Ничего не говорю вслух. Я все сделал и выдохся. И тогда Астаркин поворачивается, смотрит внимательно на меня и говорит:

— А вы Сережа? Как чувствуете, могли бы исполнять эти обязанности.

А я перед этим как-то ему очень мягко в течение вечера доказал, что он ни хрена не смыслит в самодеятельной песне.

Я ему говорю:

— Может быть, я не знаю, ну по крайней мере пока помочь могу, вот у меня сейчас есть время. Хотя у меня есть своя фирма, я сейчас занят ее организацией и у меня времени довольно мало. Но дело-то такое, хорошее дело.

Мы уже весь вечер говорили одними и теми же словами, что дело хорошее, мы хотели его всю жизнь и так далее.

Он говорит:

— Ну знаете, я подумаю над вашей кандидатурой. Я вам позвоню завтра вечером.

Приезжаю домой. Дома моя девица. Я говорю: "Так и так, вот Hаташ, предложили, что делать?

Она подумала, говорит:

— Ты знаешь, ложись сейчас спать, по-моему, он позвонит тебе гораздо раньше вечера.

И точно! В десять часов утра этот тип будит нас, но не этот, а Беленький.

Но это уже история второго дня Командора (радио "АЛА")...

Борис ЖУКОВ

продажа обезьянки

Оригинал взят у mi3ch в продажа обезьянки


В прошлый понедельник на мой мобильный позвонил неизвестный. Из потока мата, угроз и оскорблений удалось понять, что так как мне не нравится политика партии и правительства в отношении Донбасса, то на моей совести все убитые там дети. И что я за все отвечу.

Потом на телефон начались сотни звонков с разных номеров. Блокировка номеров не помогала – тут же шли звонки с новых номеров (сейчас в черном списке моего телефона 450 номеров). Это называется телефонный флуд. В результате такой атаки до человека никто не может дозвониться.

Кроме того, защитник Отечества разместил на множестве сайтов бесплатных объявлений объявления от моего имени. С моим номером. И мне начались звонки от людей, который хотели купить мой автомобиль (очень дешево) и ручную обезьянку. Думаю, что последним ходом злоумышленник очень гордится и рассказывает об этом своим корешам. А те восхищенно переспрашивают: «Чо, Вовчик, прям обязьянку? Ну ты кулхацкер. Так этой обамовской подстилке и надо»...

Я надеюсь, что вы никогда не попадете в такую ситуацию. Что у вас нет ни таких остроумных друзей, желающих вас разыграть, ни таких трусоватых врагов (те, что посмелее, обычно подстерегают свою жертву впятером в темном подъезде).

Но если вдруг, не дай Бог, вы столкнетесь с такими идиотами, я могу вам посоветовать следующее:
Во-первых, (и это самое главное) не теряйте присутствия духа и оптимизма. Задача телефонного террориста вывести вас из себя – не доставляйте ему такой радости. Относитесь к этому как к помехам на линии. Keep Calm and Carry On.

Во-вторых, переведите телефон в режим «принимать звонки только от людей из вашей телефонной книжки» (смартфоны это позволяют). Сейчас есть огромное количество возможностей выйти на связь – с большой долей вероятности вы не пропустите важный звонок.

В-третьих, установите на телефон программу, записывающую разговоры (их довольно много) и предупредите вашего оппонента о том, что все разговоры записываются. Кроме того, такая программа может быть полезна и в бизнесе – например, при вашей забывчивости или при возникновении спорной ситуации всегда можно прослушать звонок. Повторю: очень важно именно под запись предупредить собеседника о том, что вы записываете разговор.

В-четвертых, расскажите «телефонисту» о статье УК 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью – до двух лет лишения свободы. То же деяние, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды... на срок до пяти лет.

В-пятых, если вам начнут звонить с сайтов бесплатных объявлений – уточните название сайта (или найдите это объявление в гугле по номеру вашего телефона и объекту продажи) и напишите в редакцию вежливое письмо с просьбой удалить объявление и не размещать новых с номером вашего телефона. Там работают нормальные люди, которые с радостью пойдут вам на встречу – уверяю вас, что это не первый случай в их практике. Кроме того, они могут помочь вам с поиском «телефониста».

Буду рад советам читателей по выходу из подобной ситуации.
Удачи вам. Ничего не бойтесь

p.s.
Продолжение только для тех, кто может помочь найти злоумышленника, передать его в полицию и сделать интернет чище. Впечатлительным людям лучше не ходить под кат – там будут угрозы и большое количество грамматических ошибок. Так как наша героическая полиция бросила все свои силы на борьбу с преступностью, я собираюсь написать заявление после сбора улик и доказательств.

Collapse )